Мигнув на прощанье, дневное светило скрылось за сопкой. Потемневшие ее склоны поежились неуютно и
зябко, а сосны вытянулись в полный рост в надежде поймать последний лучик, но его уже и след простыл. Он
мчался по ту сторону горы с тем, чтобы успеть возвестить приход нового дня другой, такой непознанно-далекой
стороне света.
Небо над вершинами деревьев окрасилось немыслимой гаммой красок. Переливы оттенков звенели
мелодично - до свидания, до завтра, отдыхай… Они становились все бледнее, все ниже… Печально вздохнув,
маленькая сопка стала готовиться ко сну… Встряхнула листьями, призывая вездесущий ветер - ведь он только
того и ждет; ждет, чтобы его позвали - примчаться, зашуметь, взъерошить ветки, причесать траву.
          А наша принцесса погрузилась в блаженную дремоту и ожидание. Предвкушение завтрашнего чуда
наполнило все ее существо, ведь оно происходило всегда, столько помнила себя эта маленькая сопка. Обожаемое
ею солнце никогда не опаздывало на свидания… Правда, иногда ему приходилось пробиваться к ней через тучи,
туман, изморось, снегопад… Однако оно никогда не оставляло без внимания свою подругу, а та, сладко
потягиваясь в предрассветной прохладе, готовилась принять в себя первый нежно-робкий луч…
На западе замерцала первая звезда… Ее голос был звонок и чуден… она взяла первую ноту своей вечерней
мелодии… появившаяся следом товарка подхватила аккорд, затем как будто из ниоткуда возникла третья с
чарующим напевом - и вот уже все бездонное небо наполнено переливами музыки и огоньков…
Сопка улыбнулась ночным проказницам и заснула под их нежную колыбельную…

                                                                  
                                                                      
                                                              
                                                                                   ХХХ

               Солнышко заглядывает в окна так приветливо, заманивая выглянуть наружу. Однако с той стороны
форточки притаился пронизывающий ветер, который, кажется, только и ждет, когда вы высунете свой нос. Он
тут же стремится ворваться внутрь комнаты, взметнуть до самого потолка занавески, сбросить листки бумаги со
стола... Вам это не нравится, и вы начинаете бороться с ним за обладание оконным шпингалетом... Он
сопротивляется, не хочет уходить... Вы все-таки выдворяете его наружу, и он, обиженный, еще долго-долго
шумит неподалеку...
                                                                                   ХХХ

              Заморозило окна, и мир сомкнулся до размеров одной отдельно взятой квартиры. Исчезли небо и земля,
другие дома и люди; и входная дверь стала единственным звеном, соединяющим обитателей квартиры с
окружающим пространством. Время от времени дверь эта открывалась, чтобы впустить очередного храбреца,
рискнувшего передвигаться сквозь жгучий и ветреный мороз. Через какое-то время дверь, сострадательно
скрипнув, возвращала храбреца лютому холоду… и они вновь оставались вдвоем - человек и кошка, кошка,
довольно мурлыкающая под настольной лампой и не подозревающая о превратностях простирающегося «там»
бытия…
                                                                                   ХХХ

             Идет дождь - день, другой, третий… Может, начался очередной потоп, и дней этак через тридцать семь
Земля обретет первозданную чистоту и невинность?
Интересно, сколько людей вглядывается в этот момент в небо, надеясь отыскать там хоть крошечный
голубой просвет? Но нет, все блекло и промозгло сыро… По двору идет, не спеша, черная лохмата собака; с ее
шерсти стекает вода… Кажется, собачка не слишком переживает по этому поводу… А вот прохожих не видно, нет
таких смельчаков…
Капли барабанят все сильнее по стеклу… Дома выглядят хмурыми - недовольны, что их поливают который
день подряд, потом придется сушиться. А пока они поеживаются, сутулясь и кряхтя… вот ворчуны… Впрочем,
легко рассуждать, находясь у них внутри, где не льют сверху, и не растекаются лужами под ногами холодные
потоки…
Удивительно, что солнце идет своим путем, не сходя с назначенного ему маршрута, но поди-ка, отыщи его
в этих набухших, как губка, небесах… А от леса на сопке поднимается туман… Чему тут удивляться - если вода
идет сверху, почему бы ей не двигаться и в противоположном направлении? Как говорится, что наверху, то и
внизу…                  

                                                                                         Лариса Григорьева.
ЗАРИСОВКИ, НАВЕРЯННЫЕ ВЗГЛЯДОМ ИЗ МОЕГО ОКНА…